Calc
25.01.2014 в 01:45
Пишет WTF ChKA 2014:

WTF ChKA 2014. Level 1: Визитка
верх



О каноне кратко


Ворота Тёмной Цитадели приветливо распахиваются навстречу Гостю. Того, кто стоит на пороге — не разглядеть. Неверный свет единственной свечи не дает даже понять, мужчина это или женщина, человек ли, эльф, или иная тварь.
— Добро пожаловать. Простите, тут немного пыльно. В последнее время у нас редко бывают посетители.
Гость переступает порог и оглядывается.
— Гадаете, куда именно вы попали? Назгулы Вам что-то говорит название Арта? Или Арда? Или хотя бы Средиземье?
— Это несколько проясняет... А почему тут так темно?
— Видите ли, у нас здесь пристанище Тёмных сил Арды,— по голосу Собеседника понятно, что он улыбается. — То есть, всех тех драконов, орков, троллей, назгулов, волколаков и прочих «лиходейских тварей» Мелькора... Моргота, если вам так привычнее. Люди, впрочем, тут тоже водятся. Да и эльфы тоже есть — хотя и не все в это верят. Не пугайтесь, вас не тронут. Мы обычно безобидные — если верить Книге.
— А ей можно верить?
— Можно попробовать.

Колеблющийся свет изредка выхватывает пыльные гобелены на стенах.
— Простите, не могли бы вы подержать Книгу?
— Что там?
— Боль и Память. Боль чуть ли не с первой страницы... а память — уже не помню с какой. Осторожно, не вытряхните!
ОКО— Это не память, — недоумённо замечает Гость, разглядывая высыпавшееся. — Это какой-то гербарий.
— Не какой-то! Травы печали, травы разлуки, а ещё травы радости и упоротости, но о них вслух нельзя.
— И всё-таки, что это?
— Это — наш канон.

Гулко звучат шаги по каменным плитам.
— Кстати, смотрите под ноги, кое-Обложки книггде могут быть провалы. Некоторые из них древнее нашего канона. Некоторые совсем недавние, на стыках.
— Между плитами?
— Между редакциями.
Но мы надеемся их когда-нибудь заполнить.
— Мне кажется, тут не совсем достроено.
— Вам не кажется. Но мы уже привыкли. А еще тут всё иногда меняется. До неузнаваемости. Но как-то узнаём.


Коридоры и лестницы, переходы и снова лестницы. Гость и Собеседник поднимаются всё выше. Сквозь разбитые витражи видно звёзды.
Ролевики — Не волнуйтесь, это следы очень давних боёв. Сейчас у нас мирно. Последние полчаса, как минимум.
— А фэндом?
— Наш фэндом — это практически несуществующее понятие. Как те драконы, которые могут не существовать десятью разными способами.
— Тогда что вас здесь держит?
— Даже не знаю. Любовь?..



Небольшая круглая комната на самом верху башни. Собеседник ставит на стол свечу, кладёт Книгу.
— Нам говорили: то, что мы зовем Ардой — есть. Мы в это верим — каждый по-своему. И наше восприятие, наша вера в мир, зовущийся Ардой, меняет и творит его даже сейчас.
— Вы действительно так считаете?
— Возможно.
— Тогда что же вы делаете здесь?
— То, что заповедано Книгой — творим. Или искажаем — как повезёт.

Тихо. Гость осторожно прикасается к Книге, всматривается в Собеседника, стараясь разглядеть лицо.
— А как понять, что же получилось?
— Приходите в выкладки. И смотрите. Своими глазами.



О каноне как в каноне


Это было двадцать лет назад.
Начало девяностых. Смутное время, переломное время, когда сменялись точки отсчета. "Мы ждем перемен", — пело поколение, и перемены пришли. Все обернулось не тем, чем казалось прежде.

Минут годы, и Нэрвен Артанис Алатариэль Галадриэль прошепчет с экрана: "Мир изменился..."

Ветер Севера принес перемены раньше.
Пришла вера в сверхъестественное, непознаваемое, в то, что можно лишь ощутить, но не измерить. Вера в экстрасенсорные силы и прозрения, в истину, постигаемую лишь сердцем.
Фантастика науки уступила первенство фантастике сказки.
И романтика бунта и мятежа встретилась с романтикой богоданного царства.

"Я чувствую это в воде... чувствую в земле... ощущаю в воздухе".

Отступает рациональность. Визионерство — это серьезно. Дивность — мировоззрение, а не повод для шуток. Иной, прекрасный мир открывается воочию. Он совсем рядом — только шагни за грань. Мир Средиземья кажется не менее реальным, чем настоящий. Или даже — более реальным...
Но, вступая в этот прекрасный мир, рискуешь вдруг осознать, что ты — орк и живешь в Мордоре.
Пускай Профессор писал вовсе не об известных странах. Трудно было не допускать мысли, что фраза "Империя Зла, лежащая на востоке" сказана — про нас...

"Профессор был неправ"? Первыми это сказали вовсе не Темные. Фраза была, в сущности, мемом доинтернетной эпохи.
А тем временем реальный мир занимался переосмыслением — истории, ценностей, путей. Темное становилось светлым, светлое — темным. Стоит ли удивляться, что и мир Толкина оказался переосмыслен?

Два автора, Ниенна и Иллет (в миру — Наталья Васильева и Наталья Некрасова) берут самое эпичное, непонятное (и для большинства — скучное) произведение Толкина — "Сильмариллион". И пишут на его основе романтическую, невероятно эмоциональную книгу-перевертыш. Апологию темных сил.

Приблизительно с 1991-го по 1994-й в перепечатках, практически в самиздате, через ФИДО и только появившийся интернет по стране ползут "Черные Хроники Арды".
Их вырывают из рук, переписывают, пересказывают, перевирают на все лады.
Реальный мир очарован романтикой запрещенной литературы — и это тоже накладывает свой отпечаток. Сокрытая правда о преступлениях, «приказано забыть»... Книга словно возникает из окружающей атмосферы. Соответствие необычайно точное.

"Многое из того, что было — ушло, и не осталось тех, кто помнит об этом".

За двадцать лет успело измениться многое.
Возвышались и рассыпались в прах царства, фэндомы, тусовки. Расстались и вычеркнули тексты друг друга из разных версий оба автора "Черной Книги". Успело выйти три издания ЧКА — в каждом все те же знакомые нам события получали иную трактовку. Остались навсегда недописанными когда-то обещанные черновики про назгулов и Вторую Эпоху. Отгорела, отыграла, отпела свое эпоха пафосных, трагических, немного смешных Эльфов Тьмы, Воинов Темной Твердыни и Темных Менестрелей, взаправдашних Мелькоров и Гортхауэров.

Сейчас Черная Книга кажется наивной. Но она рождена своим временем, временем восторга и веры.

Мы — помним.

…Мы сами стесняемся признаться себе, что играем всю жизнь. Играем тайком от самих себя. Уверяем себя, что это только наша выдумка, сказка, это только наше… и — восхищаемся теми, кто свою сказку, свою игру смеет открыть другим, мучительно завидуем им: ведь это же так трудно — раскрыться, ведь будут бить, а что страшнее — смеяться будут — те, кто не посмел. Те, кто побоялся сделать это сам. Не каждый поступит так; но ведь и один удар — боль… И все равно — игра, мечта, сказка с нами. До конца.



События и персонажи


Эру, Всетворец, создает Валар, богов, и при их помощи — но не без некоторых эксцессов — творит Арту, мир.
Валар спускаются в мир и становятся его стихиями и хранителями, частично обретя при этом человеческий облик и стиль мышления. В процессе доведения Арты до ума, среди Валар вспыхивает конфликт, связанный с правом творить свободно, а не по указке Эру. Мелькор, старший из Валар, навсегда покидает остальных и поселяется на свежесозданном континенте Белерианд. Остальные Валар делают для себя материк под названием Аман, больше известный по имени центрального региона — Валинор, в Белерианд же наведываются изредка. Если у вас уже темно в глазах от Больших Букв и имен собственных, то у меня для вас плохие новости.

В помощь себе Валар создают второй божественный народ — Майар. Мелькор не исключение, но Майар у него всего двое, Гортхауэр и Курумо. В Третью Эпоху Мира они будут известны как Саурон и Саруман. К Мелькору, а точнее, просто — в Средиземье — уходит часть меньших духов, сотворенных другими Валар. Они получат название Майар-Отступники.
Вала Ауле творит Гномов, в мире пробуждаются Эльфы и Люди, а от столкновения сил Эру и Мелькора в мир приходит чудовищная, искажающая все живое сила извне — Пустота. Результатом этого становятся Орки.
Мелькор приходит к Эльфам и часть этого народа уходит с ним, так появляются Эльфы Тьмы, Эллери Ахэ. Среди них Мелькор и его Сотворенные — Майар, проводят несколько сотен лет. Это весна мира, золотой век.

Непонимание и страх рождает войну, в которой больше всего пострадают Эльфы Тьмы. Мелькор попадает в плен и проводит следующие три тысячелетия в Валиноре. Валар забирают к себе, в Валинор, большую часть Эльфов, так появляются Эльдар, Эльфы Света.
Мелькор бежит из Валинора обратно в Средиземье. Часть Валинора разрушена, Мелькором убит один из королей Эльдар. С собой Мелькор уносит Сильмарилы — волшебную драгоценность, в которой Эльдар видят Свет, а Мелькор — величайшую опасность для сотворенного мира. Сын убитого короля и создатель Сильмарилов, Феанор, поднимает народ Эльдар и уходит в Средиземье — мстить Мелькору.

Дальнейшая часть книги посвящена, в большей степени, описанию Аст Ахэ, Темной Твердыни, и жизням Людей, для которых Мелькор становится защитником и учителем. В войне за Сильмарилы пройдут столетия, и никто не останется в стороне.
Однажды Валинор вспомнит об оставленных землях, и для Мелькора больше не найдется места в пределах мира.

На этом заканчивается первая часть ЧКА, единственная полноценно изданная. Дальнейшее повествование идет в форме обрывочных черновиков, тем не менее, позволяющих получить представление о происходящем.

Гортхауэр, ученик и наследник Мелькора, после долгих раздумий, приходит к Эльдар в Эрегион.
Владыка эльфов-мастеров, Келебримбор, приветливо принимает необыкновенно искусного незнакомца. Создаются Кольца Власти, могущественные артефакты. Для каждого народа — свой набор Колец.

Между Гортхауэром и Келебримбором вспыхивает ссора, связанная с Единым Кольцом, последним и самым страшным из артефактов.
Эрегион сожжен, Келебримбор убит Гортхауэром, последний уходит на Восток, навсегда зарекшись иметь дела с эльфами.
Гортхауэр воздвигает в Мордоре Тай-арн Орэ, Цитадель Ночи, и собирает рядом с собой новый Круг Девяти. Светлым силам его девять ближайших помощников больше известны, как назгулы.
Ближайшими соседями и сподвижниками Темных становится народ Ханатты, Юга.

На Западе же Валар для избранного народа, единственной ветви Людей, сражавшихся в войне против Мелькора, а не за, подымают из вод благословенный остров Нуменор.
Противостоянию Гортхауэра, которого в тех краях называют Саурон, Посланник Солнца, и нуменорцев, а также истории Колец Власти и войн с оставшимися Эльдар должна была бы быть посвящена вторая часть ЧКА.

О Третьей же Эпохе Средиземья мудрые предпочитают скорбно молчать. Мало что известно о ней с точки зрения темных сил. Назгулы и Саурон живы и действуют, а в мир втайне приходят посланцы Валар, среди которых — Саруман, он же Курумо, второй из созданных Мелькором майар. Войны и раздоры сотрясают запад Средиземья, но есть надежда, что на Востоке у людей под тенью все не так уж плохо.

Для чего век за веком перерождается в новых телах последняя из Эльфов Тьмы — Элхэ? Кто и зачем создал Единое Кольцо? При чем здесь хоббиты и чего добивался Гэндальф? Что, наконец, произошло с Сауроном на самом деле? — тайны, про которые, возможно, кто-нибудь когда-нибудь напишет собственный апокриф.




01
02
03
04
аватарка
аватарка
аватарка
аватарка
05
06
07
08
аватарка
аватарка
аватарка
аватарка




БАННЕР


БАННЕР




Полезные ссылки



КАНОН: Черная книга Арды


Тексты Ниенны на Флибусте

Черная книга Арды, первое издание
Еще одно первое издание

Аннотации к первому изданию на Эрессеа
Старые тексты авторства Иллет

Тексты Ниенны и Иллет по Второй и Третьей эпохам, старые архивы

Тексты по Второй и Третьей эпохам от Ниэннах и Иллет, старые архивы (они же черновики) на другом сайте

Вторая редакция

Иллет, Исповедь Стража

Отчасти — тексты третьей редакции
Тексты Третьей редакции на сайте Ниенны

Ах'энн

Любительский перевод на английский язык, три главы


АВТОРЫ




Карты, иллюстрации, официальные и не






Подарок

рисунок
рисунок
рисунок
рисунок
рисунок
рисунок
рисунок
рисунок



Открыть все теги more

Для голосования: #. WTF ChKA 2014

маки



URL записи
запись создана: 16.03.2014 в 15:37